«Зачем вступать в полемику с ничтожествами?»


«Зачем вступать в полемику с ничтожествами?»

 

В прошлом году известный музыкальный критик и журналист Артур Гаспарян подал в суд на Александра Новикова, обвиняя в том, что во время съемок передачи «Пять вече-ров» певец напал на Артура и избил. Однако суд решил, что претензии журналиста безосновательны. Эта «разборка» — очередной этап противостояния артистов и журналистов.

Чаще всего пострадавшей стороной оказываются именно артисты, про которых отдельные авторы СМИ выдумывают оскорбительные небылицы. Правда, до суда доходит нечасто. Что делает эту историю особенно примечательной…  


Александр, как вам прошедший суд?


Он, как и должно было быть, закончился полным провалом и позором для Гаспаряна и его компании. Меня оправдали по всем статьям. Суд был объективный, беспристрастный, и проиграли они его даже не потому, что у Гаспаряна был бездарный, фиглярствующий адвокат. И не потому, что у них не хватило доказательств, и не помогли свидетельские показания в их пользу. Экспертиза документально подтвердила, что никакого удара по почкам не было и все это обыкновенная симуляция и ложь. Поэтому суд закончился их полным провалом и позором. Но радость моя не в этом. Этот суд и должен был закончиться именно таким решением, поскольку было понятно, что это — всего лишь попытка самым гадким способом отомстить мне за то, что я приложил усилия и достиг своей цели — вышиб Киркорова с российской эстрады…. Радость не в этом. За все время, пока тянулась тяжба, ко мне подходили во всех аэропортах, на вокзалах армяне и сожалели, что я все же не отбил их соотечественнику почки. Ни один из них не высказался о Гаспаряне даже нейтрально.

Так вы, значит, не били его по почкам, как утверждал в свое время журналист?


К сожалению, нет. И во время судебного разбирательства я испытывал серьезные моральные страдания не из-за того, что Гаспарян называл меня «козлом», а потому что я не мог разбить ему морду во время заседаний судебного разбирательства. Сидеть в одном зале с ним на протяжении стольких судебных заседаний — это серьезнейшее испытание.


А действительно ли крепость руки иногда целесообразнее тысячи слов? Ведь, наверное, всегда можно договориться…

Можно. Но не всегда. И, казалось бы, зачем вступать в полемику с ничтожествами?


Легче дать им по морде, да и все. Но, видите ли, какая тут проблема… В таких людях нет мужского начала. Они не смогут дать сдачи, они не смогут говорить на мужском языке. Они побегут писать заявления в суд ,и будут мочиться в штанину, симулируя боли в почках.

Как с ними говорить?


Нет такого языка, на котором с ними можно было бы говорить и договориться. И сколько бы не объединялись вместе гаспаряны, Малаховы, Киркоровы, укупники против одного Новикова — они не смогут ничего сделать. Потому что эти люди — заложники собственного состояния и положения. Их души похоронены под горами денег и амбиций. Потому что мы находимся по разные стороны баррикад. За моей спиной стоит народ, а за ними — деньги, гордыня, дутая слава и кучка писак, которые пишут за деньги всякий бред.

Журнал Шансонье #2(3) декабрь 2005

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *